Из истории социальной структуры Карачаево-Балкарского общества

Балкарцы и карачаевцы представляют собой древнейший народ Кавказа. Уже до монголо-татарских и тимуровских погромов они составляли единый этнос, с одним языком и одной территорией. При этом кабардинцы – это совершенно отдельный народ, не связанный с балкарцами ни языком, ни историей.

Древнейшими пратюркскими предками балкарцев были представители так называемой курганной (или ямной) археологической культуры древнейших кочевых племен-овцеводов. Материальными памятниками этих предков были курганы и могильники в городе Нальчике, у сел. Акбаш, Кишпек, Шалушка, Былым.

Кавказско-кочевнический симбиоз предков балкаро-карачаевцев особенно наглядно проявился в сложении знаменитой майкопской культуры. В майкопское время предки карачаево-балкарцев имели тесные этно-культурные и языковые контакты со всемирно известной цивилизацией шумеров Двуречья. Скифы, сарматы, а позднее болгары и аланы – явились завершающими весь многовековой процесс формирования балкаро-карачаевского народа.

Балкарцы и карачаевцы на Северном Кавказе проживают уже более 5 тыс. лет. До монголо-татарских погромов их этноисторической территорией были горы и предгорья Северного Кавказа между реками Лаба и Терек.

Существовавшие в древности и Средние века моногенные (однофамильные) поселения постепенно расширяются и уступают место полигенным (многофамильным) поселениям, наблюдается переход от родственного принципа расселения к общинному, соседскому типу.

Появление фамильных надземных погребальных сооружений-мавзолеев, а также башен, носящих имена отдельных князей и родоначальников, говорит о появлении феодальных отношений и большом имущественном расслоении.

Балкаро-Карачаевское общество имело достаточно четкую иерархию: на вершине стояли князья – таубии, затем шли свободные крестьяне – уздени, за ними независимые крестьяне – кара-киши, крепостные – чагары, неимущие – кулы, караваши. Рожденные от брака с крестьянкой назывались чанка.

Народный институт самоуправления – Тёре

Это был самобытный народный форум – суд, управлявший всей жизнью и деятельностью Балкарии и Карачая. В его состав входили на демократических основах избранные представители всех сословий. Во главе Тёре стоял избранный, самый авторитетный из князей. Подобные Тёре были и в каждом отдельном балкарском обществе, а главный Тёре руководил всей Балкарией. При главе Тёре – верховном правителе олии (вали) находились глашатаи, извещавшие всю Балкарию о принятых решениях.

На Тёре рассматривались все гражданские, уголовные и гражданские вопросы, выносились наказания, узаконивались новые обычаи и обряды. Таким образом, Тёре являлся государственным, юридическим и гражданским органом управления Балкарии.
На заседаниях Тёре выносили приговор за различные проступки. Уличенного в них очень часто подвергали одному из самых позорных наказаний: привязывали к «Камню позора» (Налат-таш), который обычно устанавливался в самом людном месте аула, и каждый прохожий выражал обвиненному свое презрение.

Социальные институты обычного права

В общей системе обычного права балкарцев и карачаевцев большое место отводилось различным социальным институтам. Среди них особое значение имели институты родственных отношений. Широко было развито молочное родство между людьми, не связанными кровными узами родства. Такие люди с малых лет отдавали своих детей побратимам, и они воспитывались в их домах.

В доме побратимов эти дети считались молочными братьями и питались молоком одной матери. Такая мать называлась «эмчек ана» – молочная мать, а сын назывался «эмчек улан» – молочный сын. Институт этот назывался общетюркским термином «Аталык», т. е. «отцовство». Многие кабардинские и балкарские князья и крестьяне отдавали своих детей в семьи своих друзей в Балкарию или Кабарду и тем самым способствовали укреплению дружбы и взаимоуважения народов.

Следующим таким же прекрасным институтом социальных отношений являлся институт «куначества», получивший название от общетюркского слова «конак» – гость. Куначество, или гостеприимство, испокон века является неотъемлемой частью духовного богатства народов Кавказа. Гость считался лицом почти священным, ему предназначалось все лучшее, чем располагал хозяин дома. Эту особенность кавказцев неоднократно отмечали многие европейские ученые и путешественники XIII–XIX вв. Для примера можно вспомнить балкарского князя Пулада (Болата), дерзнувшего ответить отказом самому Тимуру, который потребовал у него выдачи его гостя – золотоордынского эмира Утурку. Таких примеров кавказоведческая литература знает множество

Мизиев, И.М. История Балкарии и Карачая в трудах Исмаила Мизиева. Том II. Издательство М. и В. Котляровых, Нальчик, 2010, с 280-290